Free Essay

Cndbhd

In: Film and Music

Submitted By faaaf
Words 5033
Pages 21
Глаза девчонки семилетней,
Как два померкших огонька.
На детском личике заметней
Большая, тяжкая тоска.
Она молчит, о чем ни спросишь,
Пошутишь с ней, – молчит в ответ.
Как будто ей не семь, не восемь,
А много, много горьких лет.
(А. Барто)
Тема: 13 миллионов детских жизней кровавый след коричневой чумы.

Форма: поисковая работа

Поисковая работа как форма организации воспитательной работы представляет собой организацию поиска необходимой информации по теме, изучения его и предъявления участникам мероприятия. Данная форма помогает развитию логического мышления, способности анализировать и делать выводы, которые способствуют выработке своей позиции по отношению к заданной теме.

Актуальность:
Так как Вторая мировая война стала самой страшной катастрофой в истории человечества, и половина из 27 миллионов погибших на этой войне – дети, самая беззащитная, невинная часть населения испытавшая все ужасы войны, прошедшая пытки, концлагеря и самое страшное - погибшая в этой войне. Оборвавшаяся детская жизнь - это самое ужасное в жизни взрослого человека, а если этих жизней 13 миллионов, то это трагедия для всего человечества. Эта цифра сравнима со всем населением нашей республики. Мы не можем себе представить ребенка наедине с войной. И тем более мы не можем представить гибель этих детей на войне. И спустя 67 лет после этих обагренных кровью событий, нашей задачей является, понять, донести, дать прочувствовать ту боль утраты детских жизней и ту надежду на жизнь в детских глазах в последнее мгновенье.
Цель и задачи: 1. используя документальные сведения о трагических судьбах детей в годы Великой Отечественной войны, сформировать представление о том страшном явлении в человеческой жизни – война. 2. привести к осознанию трагичности огромного количества детских жизней, унесенных за столь короткое время, длившееся 4 кровопролитных года этой дикой войны и о ценности жизни. 3. научить поиску нужного материала, умению работать с ним, применять его для аргументации своих убеждений;

Возраст:старший школьный, студенчество
Рекомендуемое место проведения: Хатынь; мемориальный комплекс «Детям, прошедшим фашистский ад»; либо другое место максимально отражающее тематику работы.
Продолжительность проведения:2-4 часа

Оформление и оборудование: справочники, энциклопедии, фотодокументы с изображением детей во время войныв солдатских шинелях, концлагерях и т.д., специально заранее подготовленные сведения (источники указаны), мультимедиа (слайд-шоу) игровые постановки.

Подготовительная работа:
Провести беседу о необходимости знания истории военного прошлого своей Родины;
Сформировать группу единомышленников, которые захотят провести поиск по истории жизни детей во время Великой отечественной войны;
Обсудить круг изучаемых документов и распределиться по сбору информации данной темы;
Организовать консультацию специалистов-историков или сотрудников музея, архивов;
Проанализировать собранный материал использовать его на мероприятии;
Написать алгоритм выступления перед своими одноклассниками или сокурсниками;
Сделать презентацию темы;
Пригласить «детей» Великой Отечественной войны;
Подготовить выступление ведущего.

Ход мероприятия:

Ход мероприятия
Звучит музыка «Apocalyptica – NothingElseMatters» на фоне музыки выходят ведущие и начинают читать текст.
Ведущий 1: Наступил воскресный день 22 июня 1941 года. У школьников летние каникулы. Многие жители городов и сел собирались отдохнуть в воскресный день. Некоторые горожане планировали поездку за город, на природу. С утра шли поезда, переполненные праздничными пассажирами. Ехали с семьями, ребятишками. Настроение было приподнятым, в предвкушении приятного отдыха после рабочей недели.
Ведущий 2: И вдруг среди ясного неба грянул гром: фашистские самолеты сбрасывают бомбы на мирные города и села нашей страны. Война!
Ведущий 1:
Большая, жестокая. Долгих четыре года она мучила наших земляков, им приходилось отстаивать свое право на жизнь.
Ведущий 2: Великая Отечественная война – это не просто 4 года из истории нашей Родины. Эти четыре года были очень длинными. Сегодня мы представим только одну трагическую страницу войны - война и дети.)

Ведущий 1:
Представьте себе беззаботную жизнь таких же ребят как Вы. Каникулы. Лето. Тепло. И вдруг – война. (Слайды 2, 3 (по щелчку).

Ведущий 2:
Враг вначале войны наступал стремительно. Шла спешная эвакуация западных районов нашей страны. Срочно вывозилось оборудование заводов, чтобы оно не досталось врагу. Но главная ценность - дети. Эвакуация была столь поспешной , что детей вывозили отдельно от семей вместе со своими садиками, пионерскими лагерями, где они тогда отдыхали. Многие семьи оказались раскиданными по разным концам страны. Некоторые – по разные линии фронта. Ребенок лишенный семьи и ее заботы был обречен.
Ведущий 1:
Однако, не всем удалось покинуть родные края до прихода врага. Многие остались на захваченных врагом землях. Война принесла горе, разруху, голод, страх. Участниками нашего расследования подготовлен материал о жизни и смерти детей во время войны.

Ведущий 2:
У каждой группы была своя область поиска. 1-я группа расскажет нам о первых трагических событиях. 2-я группа искала сведения о зверских опытах над детьми в концлагерях.
Ведущий 1:
3-я группа расскажет о карательных операциях, где не щадили никого, даже беззащитных детей. 4-я группа покажет, как гибли детские жизни обреченные в германии на рабский труд. И 5-я группа опишет на примере ленинградской блокады все лишения во время войны, голод, болезни все то от чего гибли маленькие люди.

Группа 1
Первые раны войны.
1941год. Начало лета. (Звучит песня «В парке Чаир» 40 сек, танцуют мальчик и девочка, потом слышится тихий гул самолета, музыка продолжается. Неожиданно музыка обрывается. Гаснет свет, слышатся разрывы бомб, зажигаются фонарики, имитируя свет прожекторов)
(Немая сцена.)
Девочка
Что случилось, скажи мне, ветер?
Что за боль у тебя в глазах?
Разве солнце не так же светит,
Или вянут травы в садах?

Мальчик
Почему люди все на рассвете
Вдруг застыли, раскрыв глаза?
Что случилось, скажи нам, ветер,
Неужели это война?
(Звучит объявление о начале ВОВ выступление Левитана, во время которого ребята-ведущие переодеваются…Элементы одежды военного времени: пилотки, гимнастерки и т.п. мальчики, дорожная одежда, халат – девочки)
Из заявления советского правительства
…Сегодня, в 4 часа утра, без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну, атаковали наши границы во многих местах и подвергли бомбежке со своих самолетов наши города – Житомир, Киев, Севастополь, Каунас и некоторые другие.
Красная армия и весь наш народ поведут победоносную отечественную войну за Родину, за честь, за свободу.
…Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.
(Звучит отрывок из «Священной войны» фоном) Мальчик Какой ценой досталась нам победа.
Сколько людей было, убито и ранено, истерзано и униженно за годы Великой Отечественной войны фашистами!
А фашистская хроника вновь и вновь демонстрировала в своих киножурналах воскресное утро 1941 года.
Первым и главным кадром, восхищавшим фашистских головорезов, был кадр хроники, на котором была изображена убитая девочка с куклой, лежавшая на одной из улиц белорусского города Бреста, первым встретившего войну. Ее лицо было безмятежным, косички упали в пыль дорожной мостовой, а рука судорожно сжимала куклу, которую недавно подарили родители. Девочка Она могла стать поэтом или писателем, музыкантом или врачом, строителем или просто мамой. Ее судьба — история многих маленьких звездочек, чей век был короток, чья жизнь погасла, не успев разгореться. Я не хочу, чтобы прошлое, мрачное и злое, возвратилось из воспоминаний детей.
(звучит текст воспоминаний)
(Фаина Люцко – 15 лет.)
… Не буду рассказывать… Не могу… Я не думала после всего жить... Я думала, что сойду с ума… Я каждый день вспоминаю, а рассказать? … Я буду болеть, если расскажу…
Помню, что они черные все, черные… У них даже собаки были черные…
Мы жались к матерям… Они не всех убивали, не всю деревню. Они взяли тех, кто справа стоял и разделили: детей – отдельно, родителей – отдельно. Мы думали, что они родителей будут расстреливать, а нас оставят. Там была моя мама… А я не хотела жить без мамы… Я просилась и кричала… Как-то меня к ней пропустили.
– Это не моя дочь!
– Мамочка!
– Это не моя дочь! Это не моя дочь…
Вот это я запомнила. Глаза у нее не слез были полны, а крови. Полные глаза крови:
– Это не моя дочь!
Куда-то меня оттащили. И я видела, как сначала стреляли в детей. Стреляли и смотрели, как родители мучаются. Расстреляли двух моих сестер и двух моих братьев. Когда убили детей, стали убивать родителей. Стояла женщина, держала на руках грудного ребеночка, он сосал водичку из бутылочки. Они выстрелили сначала в бутылочку, потом в ребенка, а потом только мать убили.
Я думала, что сойду с ума… Что я жить не останусь… Зачем меня мама спасла?…
(Юра Карпович 8 лет)
…Я видел, как гнали через нашу деревню колонну военнопленных. Там, где они остановились, была обгрызена кора с деревьев. А тех, кто нагибался к земле, чтобы сорвать зеленой травы, расстреливали. Это было весной…
Я видел, как ночью пошел под откос немецкий эшелон, а утром положили на рельсы всех, кто работал на железной дороге, и пустили паровоз… Я видел, как запрягали в брички людей с желтыми кругами на шее вместо хомутов и катались на них. Как их расстреливали с этими же желтыми кругами на шее и кричали: “Юде!…”
Я видел, как у матерей штыками выбивали из рук детей и бросали в огонь…
(Валентина Ивановна) «Когда наш эшелон разбомбили второй раз, мы попали в руки немцев. Фашисты выстраивали детей отдельно, взрослых отдельно. От ужаса никто не плакал, смотрели на все стеклянными глазами. Мы четко усвоили урок: заплачешь – расстреляют. Так на наших глазах убили маленькую девочку, которая кричала без остановки. Немец вывел ее из шеренги, чтобы все видели, и пристрелил. Все поняли без переводчика – плакать нельзя». Вот так просто угасали жизни. Фашистские нелюди стреляли в детей ради забавы, чтобы посмотреть, как ребятишки в страхе разбегаются, или выбирали себе живую мишень, чтобы поупражняться в меткости. Ведь ребенок не может работать, пользы от него никакой, значит, можно убивать безнаказанно.
Чтец1: Фашизм в самом начале своей политики показал звериное лицо по отношению к беззащитным детям.

Группа 2
Детская смерть за колючей проволокой.
Саша Суетин – 3 года.(Инсценировка в воспоминаниях)
Помню отдельными картинками… Маму в белом халате… Отец – военный, мама работала в госпитале. Это потом уже старший брат рассказал. А я помню только белый мамин халат… Даже лица не помню, только белый халат… И еще – белую шапочку, она всегда стояла на маленьком столике, именно стояла, а не лежала, такая накрахмаленная.
Вторая картинка.
Мама не пришла… К тому, что папа часто не приходил, я привык, а мама раньше возвращалась домой всегда. Мы с братом одни сидим несколько дней в квартире, никуда не выходим: вдруг появится мама. Стучат чужие люди, одевают и куда-то ведут нас. Я плачу:
– Мама! Где моя мама?…
– Не плачь, мама придет, – утешает меня братишка, он старше меня на три года.
Мы оказываемся в каком-то длинном то ли доме, то ли сарае, на нарах. Все время хочется есть, я сосу пуговицы на рубашке, они похожи на леденцы, которые привозил из командировок отец. Я жду маму.
Третья картинка.
Какой-то мужчина запихивает нас с братом в угол нар, накрывает одеялом, забрасывает тряпками. Начинаю плакать, он гладит меня по голове. Брат мне потом рассказывал, что мы оказались в концлагере, там брали у детей кровь. Взрослые нас прятали.
Но однажды мне надоедает долго сидеть под одеялом. Начинаю тихо, а потом громко плакать. Кто-то сбрасывает с меня и брата тряпки, стягивает одеяло. Открываю глаза, возле нас стоит женщина в белом халате:
– Мама! – тянусь я к ней.
Она гладит меня сначала по голове, потом по руке. Затем берет что-то из металлической коробочки. Но я не обращаю на это никакого внимания, я вижу только белый халат и белую шапочку.
Вдруг! – острая боль в руке. У меня под кожей иголка. Не успеваю накричаться, как теряю сознание. Прихожу в себя – надо мной сидит тот самый мужчина, который нас прятал. Рядом лежит брат.
– Не пугайся, – говорит мужчина. – Он не мертвый, он спит. У вас взяли кровь.
– Это была не мама?
– Нет…
– Она пришла в белом халате, как мама… – И я закрываю глаза.
И дальше ничего не помню: кто и как нас спас в лагере, как оказались мы с братом в детдоме, как узнали, что родители наши погибли… Что-то случилось с моей памятью. Пошел в первый класс. Дети два-три раза прочтут стихотворение – и запомнили. А я десять раз прочту – и не запоминаю. Но запомнил, что двойки мне учителя почему-то не ставили. Другим ставили, а мне – нет…
Чтец1: В деревне Красный Берег Жлобинского района Гомельской области в 1943–1944 годах располагался один из донорских детских концлагерей. В нем содержались дети, у которых брали кровь для нацистских солдат и офицеров. Большая часть содержащихся здесь ребятишек были полными донорами: у них забирали всю кровь за один раз, после чего дети умирали. Когда во время войны в Красном Береге был создан сборный пункт для детей в возрасте от 8 до 14 лет, их свозили сюда из Жлобинского, Рогачевского, Страшинского, Добружского и других районов Беларуси.
Чтец 2: Дети проходили медицинский осмотр, потом часть из них отправляли в Германию, чтобы там брать у них кровь. Как известно из материалов Немецкого архива Беларуси, всего из этого пункта в Германию вывезли 1990 детей, в том числе 15 человек из Краснобережского сельского Совета, фамилии которых известны. Фамилии же остальных детей Чрезвычайной комиссией, работавшей в Красном Береге еще в 1944 году, не были установлены.
Чтец1: «Детям, прошедшим фашистский ад». Эти слова встретят вас на окраине деревни Красный Берег. Здесь среди огромного яблоневого сада заслуженный архитектор Беларуси, лауреат Ленинской премии Леонид Левин создал Площадь солнца - комплекс-памятник, посвященный детям - жертвам Великой Отечественной войны. Каждая деталь комплекса по-своему символична. Мемориал задумывался авторским коллективом под руководством Л. Левина, как развернутая в пространстве панорама, как путь, трагичность которого можно осознать, только пройдя по одному из лучей Города Солнца. Это единственный черный луч, выделяющийся на фоне золотистой площадки. И всех на этом пути встречает тоненькая фигура девочки - опаленного войной беззащитного ребенка, лицо которого перекошено от боли и беспомощности. Поднятыми над головой руками девочка словно защищается от всех страхов войны. Она стоит на камешках красного цвета, символизирующих кровь детей.
Чтец 2: Ступеньки полукруглой лестницы ведут нас в страшные годы войны. Под открытым небом стоит 21 школьная каменная парта и одна классная доска. Белые парты и черная доска. Подходим к черной доске. На доске текст письма белорусской девочки Кати Сусаниной, которое она написала родителям из немецкой неволи.
Чтец1: С обратной стороны классной доски, на обороте прощального письма Кати Сусаниной, карта Беларуси. На ней обозначены места, где находились детские лагеря медленной смерти, где у детей отнимали кровь: Малый Тростенец, деревня Пальковичи, деревня Ала, городской поселок Паричи, поселок Азаричи, деревня Лучицы, город Мозырь, город Брест, деревня Скобровка, деревня Полыковичи, деревня Красный Берег... В Беларуси было 16 детских концлагерей.
На совещании гитлеровских бонз в Житомире Гиммлер сказал: «Где бы на Востоке вы ни нашли ценную кровь-либо изымите ее, либо уничтожьте».
Чтец 2: Отправленные в Германию белорусские дети попадали там в концлагеря. Медицинские эксперименты над ними проводились преимущественно в концлагерях Бухенвальд, Равенсбрюк, Освенцим, Дахау, Аушвиц. Особым зверством отличался доктор Менгеле. Он занимался актами жестокого насилия над детьми, такими, как расчленение живых младенцев, кастрация мальчиков без анестезии. Умерших детей сваливали в общую кучу трупов либо сжигали в крематориях. Менгеле лично руководил сортировкой поступающих с эшелонами людей, направлял одних сразу в газовые камеры, других на трудовые работы или для медицинских опытов. Его особенно интересовали близнецы, ибо в своей предыдущей научной работе во Франкфурте на Майне, в институте наследственной биологии и расовой гигиены он занимался генетикой.
Чтец1: Среди миллионов прибывающих в концлагеря людей Менгеле отобрал несколько сотен близнецовых пар различного возраста и проводил над ними медицинские эксперименты, проводя без наркоза и анестезии иссечение участков кожи, мышц, различных других тканей и органов, не обращая никакого внимания на стоны и крики детей. Для полного паталогоанатомического, иммунологического и генетического исследования Менгеле умерщвлял подопытных близнецов уколом хлороформа в сердце, а затем направлял соответствующий материал в Берлин. Менгеле забирал у умерших близнецов глаза и прикалывал их к стене в своем кабинете, как некоторые биологи прикалывают к стендам красивых жуков.
Чтец 3: Вспоминает выживший обитатель концлагеря Аушвиц А. Петько: " В лагерь на мотоциклах приехала группа офицеров SS, и среди них был Менгеле. Они заехали во двор и слезли с мотоциклов. Приехав, они разожгли огонь. Мы смотрели и думали, что будет дальше. Еще спустя некоторое время, приехали грузовики с детьми. Было около десяти таких грузовиков. После того, как они въехали во двор, офицер отдал приказ, и грузовики подъехали к огню. Эсэсовцы стали швырять детей прямо в огонь, в яму. Дети начали кричать, некоторые из них сумели выбраться из горящей ямы. Офицер с палкой ходил вокруг ямы и сбрасывал детей обратно. Комендант Аушвица и Менгеле присутствовали при этом и отдавали приказы».
Чтец 2: По воспоминаниям свидетелей, ребятишек, попадавших в концлагерь в деревне Красный Берег, из бани загоняли в зал, где они ожидали своей очереди. В двух комнатах была оборудована лаборатория. Ребенка сажали на стул, а ручонку просовывали в отверстие в перегородке. За ней вампиры и делали свое черное дело, выкачивали святую детскую кровь до последней капли. Умерших ребятишек потом увозили и сжигали на огромном костре в форме свастики.
Чтец1: Три тысячи литров крови «дал» фашистской Германии соседний с Беларусью латышский концлагерь Саласпилс.
По крови белорусских детей статистики нет.
Из Акта об истреблении немецко-фашистскими захватчиками на территории Латвийской ССР 35 000 советских детей: «Только в марте 1943 года сразу пригнали 20 тысяч советских граждан с детьми. Эсэсовцы сразу же отбирали детей у родителей. Происходили ужасные сцены. Матери детей не отдавали, немцы и латышские полицейские буквально вырывали детей из рук... Грудных младенцев и детей до 5 лет помещали в отдельный барак, где они умирали в массовом порядке. Только за один год таким образом погибло более 3000 детей.»
Чтец 2: Колючая проволока концлагерей перечеркнула детство тысяч детей. Вместо конфет - блины из гнилой картошки и мерзлые клубни. Вместо беззаботности детских лет - постоянный, леденящий сердце ужас при появлении фашистских надзирателей. Каждое утро после команды «Подъем!» на нарах оставалось лежать несколько исхудавших детских тел. Выживал только один из десяти малышей.
Чтец 3: ... Мы идем по мемориалу и видим, что навстречу нам плывет детский «бумажный» кораблик с двумя парусами. Это напоминание о тысячах детей, погибших в фашистской неволе. На белых парусах - имена, отлитые в металле: Марина Настя, Зоя, Вера, Аркаша, Тема, Арина, Петя, Оля, Олежка, Сима, Витя... Эти имена взяты из лагерных документов.
А за корабликом открывается мир детской мечты - 25 белых мольбертов, 25 разноцветных детских рисунков-витражей. Это рисунки 1946 года участников изостудии Минского Дворца пионеров. Это мир сбереженных от смерти послевоенных детей.
Чтец1: От Великой Отечественной войны нас отделяет десятилетия. Но не подлежат забвению ее события. Тяжкое наследие войны не дает нам право забыть о погибших на поле брани и в гитлеровских застенках. И свята память о детях, которые прошли через фашисткий ад. Мемориал в деревне Красный Берег напоминает всем нам об этом.
Чтец3: Какими надо быть нелюдями, чтобы использовать хрупкую детскую жизнь в своих страшных опытах. Смотреть в глаза наполненные последней надеждой маленьких людей и недрогнувшей рукой обрекать их на смерть.

Группа 3
Сожженная земля.
(Звучит звон колоколов идентичный звону в мемориальном комплексе Хатынь)
Чтец1: Ни на одной самой подробной географической карте вы не найдете сегодня этой белорусской деревни. Она была уничтожена фашистами весной 1943. года.
Это произошло 22 марта 1943 года. Озверевшие фашисты ворвались в деревню Хатынь и окружили ее. Жители деревни ничего не знали о том, что утром в 6 км от Хатыни партизанами была обстреляна автоколонна фашистов и в результате нападения убит немецкий офицер. Но ни в чем не повинным людям фашисты уже вынесли смертный приговор. Все население Хатыни от мала до велика — стариков, женщин, детей выгоняли из домов и гнали в колхозный сарай. Прикладами автоматов поднимали с постели больных, стариков, не щадили женщин с маленькими и грудными детьми. Сюда привели семьи Иосифа и Анны Барановских с 9 детьми, Александра и Александры Новицких с 7 детьми; столько же детей было в семье Казимира и Елены Иотко, самому маленькому исполнился только один год. В сарай пригнали Веру Яскевич с семинедельным сыном Толиком. Леночка Яскевич вначале спряталась во дворе, а затем решила надежно укрыться в лесу. Пули фашистов не смогли догнать бегущую девочку. Тогда один из фашистов бросился за ней, догнав, расстрелял ее на глазах у обезумевшего от горя отца. Вместе с жителями Хатыни в сарай пригнали жителя деревни Юрковичи Антона Кункевича и жительницу деревни Камено Кристину Слонскую, которые оказались в это время в деревне Хатынь.

Чтец 2: Ни один взрослый не смог остаться незамеченным. Только троим детям — Володе Яскевичу, его сестре Соне и Саше Желобковичу — удалось скрыться от гитлеровцев. Когда все население деревни было в сарае, фашисты заперли двери сарая, обложили его соломой, облили бензином и подожгли. Деревянный сарай мгновенно загорелся. В дыму задыхались и плакали дети. Взрослые пытались спасти детей. Под напором десятков человеческих тел не выдержали и рухнули двери. В горящей одежде, охваченные ужасом, люди бросились бежать, но тех, кто вырывался из пламени, фашисты хладнокровно расстреливали из автоматов и пулеметов. В огне заживо сгорели 149 жителей деревни, из них 75 детей до 16-тилетнего возраста. Деревня была разграблена и сожжена дотла.

Чтец 3: Две девушки из семей Климовичей и Федоровичей — Мария Федорович и Юлия Климович — чудом смогли выбраться из горящего сарая и доползти до леса. Обгоревших, чуть живых их подобрали жители деревни Хворостени Каменского сельсовета. Но и эта деревня вскоре была сожжена фашистами и обе девушки погибли.
Лишь двое детей, из находившихся в сарае, остались живы — семилетний Виктор Желобкович и двенадцатилетний Антон Барановский. Когда в горящей одежде, охваченные ужасом люди выбегали из горящего сарая, вместе с другими жителями деревни выбежала Анна Желобкович. Она крепко держала за руку семилетнего сына Витю. Смертельно раненая женщина, падая, прикрыла сына собой. Раненый в руку ребенок пролежал под трупом матери до ухода фашистов из деревни. Антон Барановский был ранен в ногу разрывной пулей. Гитлеровцы приняли его за мертвого.
Обгоревших, израненных детей подобрали и выходили жители соседних деревень. После войны дети воспитывались в детском доме г.п. Плещеницы.
Чтец 4: Единственный взрослый свидетель хатынской трагедии 56-летний деревенский кузнец Иосиф Каминский, обгоревший и израненный пришел в сознание поздно ночью, когда фашистов уже не было в деревне. Ему пришлось пережить еще один тяжкий удар: среди трупов односельчан он нашел своего израненного сына. Мальчик был смертельно ранен в живот, получил сильные ожоги. Он скончался на руках у отца.

Чтец1: Этот трагический момент из жизни Иосифа Каминского положен в основу создания единственной скульптуры мемориального комплекса «Хатынь»— «Непокоренныйчеловек».
Трагедия Хатыни — один из тысяч фактов, свидетельствующих о целенаправленной политике геноцида по отношению к населению Белоруссии, которую осуществляли нацисты на протяжении всего периода оккупации. Сотни подобных трагедий произошли за три года оккупации (1941-1944гг) только на белорусской земле и тысячи детей погибли в том огне. А по всей Украине, России и других стран участниц этой Войны!

Группа 4
Непосильный детский труд по плану «ОСТ»
Чтец1: Одна из варварских версий «Генерального плана Ост» – это, по сути, охота на «способных к онемечиванию» детей, которых в течение всей войны «ловили» на захваченных восточных территориях, а также в «Протекторате Богемии и Моравии», изучали на предмет их «расовой чистоты», помещали в лагеря и приюты и вывозили в Германию (по польским данным от 150 до 200 тыс. только польских детей). Там их окончательно «онемечивали» и нацифицировали в приютах программы «Лебенсборн» («Источник жизни»), и потом отдавали в нацистские семьи.Голубые глаза, светлая кожа и волосы считались достаточным основанием для того, чтобы ребенок был признан «арийцем». Но также они часто работали в военной промышленности и обслуживали зенитные орудия. Даже в 1944 году боевые группы СС искали в странах СССР «способных к онемечиванию» детей, которые после кровавых расправ СС остались без дома и без родителей.
Инсценировка: (девочка, с черными кругами под глазами в лохмотьях карандашом на клочке бумаги пишет письмо и проговаривает его в слух )
«Дорогой папенька! Пишу тебе письмо с немецкой каторги. Когда ты, папенька, будешь читать это письмо, меня в живых уже не будет. Моя просьба к тебе, отец, покарай немецких кровопивцев. Это завещание твоей умирающей дочери. Несколько слов о матери. Когда вернешься, маму не ищи, ее расстреляли немцы. Когда допытывались о тебе, офицер бил ее плеткой по лицу. Мама не стерпела и гордо сказала, вот ее последние слова: " Вы не запугаете меня битьем. Я уверена, что муж вернется и вышвырнет вас, подлых захватчиков, вон». И офицер выстрелил маме в рот. Дорогой папенька, мне сегодня исполнилось 15 лет. Если бы сейчас встретил меня, то не узнал бы свою дочь. Я стала очень худенькой. Мои глаза впали, косички мне остригли наголо, руки высохли, похожи на грабли. Когда я кашляю, изо рта идет кровь. Мне отбили легкие. А помнишь, папа, два года тому назад мне исполнилось 13, какие хорошие были именины. Ты мне тогда сказал: " Расти, доченька, на радость большой». Играл патефон, подруги поздравляли меня с днем рождения, и мы пели нашу любимую пионерскую песню. А теперь, когда я взгляну на себя в зеркало, - платье рваное, номер, как у преступника, сама худая, как скелет, и соленые слезы в глазах. Что толку, что мне исполнилось 15 лет. Я никому не нужна. Здесь многие люди никому не нужны. Бродят, затравленные голодными овчарками. Я работаю рабыней у немца Ширлина, работаю прачкой, стираю белье, мою полы. Работы много, а кушать два раза в день, в корыте с Розой и Кларой. Так хозяйка зовет свиней. Так приказал барон. «Русы были и есть свиньи». Я боюсь Клары, это большая жадная свинья. Она мне один раз чуть палец не откусила, когда я доставала из корыта картошку. Живу в сарае. В комнаты мне входить нельзя. Один раз горничная полька Юзефа дала мне кусочек хлеба. Хозяйка увидела и долго била Юзефу плеткой по голове и спине. Два раза я убегала. Меня находил их дворник. Тогда сам барон срывал с меня платье и бил ногами. Когда теряла сознание, на меня выливали ведро воды и бросали в подвал. Новость. Сказала Юзефа. Хозяева уезжают в Германию с большой партией невольников и берут меня с собой. Я не поеду в эту трижды проклятую Германию. Я решила, что лучше умереть в родной сторонушке, чем быть втоптанной в проклятую немецкую землю. Я не хочу больше мучиться рабыней у проклятых жестоких немцев, не дававших мне жить. Завещаю, папа, отомстить за маму и за меня. Прощай, добрый папенька. Ухожу умирать. Твоя дочь Катя Сусанина. Мое сердце верит - письмо дойдет. 12 марта 1943 года...»
Чтец 2: А сколько еще детей было увезено в Германию, как Катя. А сколько погибло в пути , сколько погибло от такого обращения. 13 миллионов детей эта страшная цифра!

Группа 5
Тяготы военного времени.
Чтец 1:Когда в сентябре 1941 года замкнулось блокадное кольцо, в Ленинграде оставалось четыреста тысяч детей - от младенцев до школьников и подростков. Естественно их хотели сберечь в первую очередь, стремились укрыть от обстрелов и бомбёжек. Всесторонняя забота о детях и в тех условиях была характернейшей чертой ленинградцев. И она же давала особую силу взрослым, поднимала их на труд и на бой, потому что спасти детей можно было только отстояв город. У них было особое опалённое войной блокадное детство. Они росли в условиях голода и холода, под свист и разрывы снарядов и бомб. Это был свой мир, с особыми трудностями и радостями, с собственной шкалой ценностей .
Чтец 2:Откройте сегодня монографию “Рисуют дети блокады” Шурик Игнатьев трех с половиной лет от роду , 25 мая 1942 года в детском саду покрыл свой листок бумаги беспорядочными карандашными каракульками с небольшим овалом в центре .”Что ты нарисовал!” -спросила воспитательница . Он ответил: “Это война, вот и всё, а посередине булка. Больше не знаю ничего”.
Они были такими же блокадниками, как и взрослые. И погибали так же.
Город не мог уберечь детей от недоедания, от истощения, но тем ни менее для них делалось все ,что возможно .
Чтец3:В разгар самой первой страшной зимы Исполком Ленсовета и горком парка организовали для них новогодние ёлки.
Для младших – по месту жительства, для старших в трех театрах города.
Вот программа праздника: “Художественная часть. Встреча с бойцами и командирами .Танцы и игры у ёлки. Обед”.
Все было выполнено кроме танцев и игр. На них у истощенных детей не хватило сил. Они не смеялись, не шалили – ждали обеда. Он состоял из дрожжевого супа с кусочком хлеба, котлетки из крупы или из шротов и киселя. Дети ели медленно и сосредоточенно, не теряя ни крошки .Они знали цену хлеба .
Чтец1:В детской душе горела та же ненависть к фашизму .Маленький ленинградец Женя Терентьев писал 8 августа 1942 года в газете “Смена”:
«До войны мы жили хорошо и счастливо.Фашисты помешали нам .Во время артиллерийского обстрела вражеские снаряды разрушили наш дом .Я слышал раздававшийся из под его обломков стоны моих товарищей и друзей .Когда их раскопали в груде камней и досок ,они были уже мертвы .Я ненавижу фашистских гадов! Я хочу мстить им за своих погибших товарищей.»
Чтец 2: дети гибли от болезней, от нехватки еды, от холода. Самая страшная трагедия войны – смерть. А смерть детей – трагедия всего человечества.

Ведущий 1:
(Звучит музыка «Марк Бернес – Темная ночь» на фоне музыки выходят ведущие и начинают читать текст.)
Война… Это страшное слово никогда не изгладится из людской памяти. Когда закрываешь глаза, вспоминая это страшное время, то представляешь землю, которая превратилась в коросту, начиненную снарядами; солдат, шедших на смерть; лагеря, где миллионы загнанных за колючую проволоку людей гибли сотнями тысяч; и, конечно, простой народ, вынесший на своих плечах все тяготы войны. Память об этом не угаснет никогда… Военное время особенно тяжело переживали дети. До войны почти каждый из них жил в своей семье, окруженный заботой и лаской родителей и не думал о том, что будет завтра. Конечно, не у каждого ребенка была семья, но они все равно были детьми, живущими в своем мире, имевшими свои тайны, надежды, мечты.
Ведущий 2: И вот 22 июня 1941 года все "погрузилось во мрак", разбились мечты… Многие дети, подростки уходили на фронт прямо со школьной скамьи, с выпускных балов. Можно спросить: а что может сделать этот маленький человек на войне? Его самого еще нужно защищать. Но каждый ребенок старался сделать все, что в его силах, чтобы помочь своей стране, своему народу. Страшно представить ребенка наедине с войной. Война сделала детей и подростков взрослей, это были уже не те дети – это были словно прожившие жизнь, набравшиеся опыта люди, которые смотрели на мир через призму войны.
Ведущий 1:
Дети – это наше будущее, цветы жизни. Но для фашистов это было не так, они убивали детей, расстреливая их – беззащитных – глядя прямо в глаза, где еще светился огонек надежды… надежды на жизнь…
Конечно же, взрослые защищали детей, отдавая свои жизни. Нельзя не вспомнить подвиг одного из выдающихся педагогов ХХ в. Я. Корчака, отдавшему жизнь во имя детей, старавшемуся сделать последние минуты жизни беззащитных крошек как можно радостнее, насколько это было возможно в тех условиях.
Хочется плакать, вспоминая те ушедшие годы, унесшие столько невинных жизней… Это были самые страшные 5 лет в жизни людей всего мира, детей всего мира… "Как поют соловьи,
Полумрак, поцелуй на рассвете,
И вершина любви,
Это чудо великое – дети!"

Приложение

Литература:

1. Великая Отечественная война. Энциклопедия. Глав. Редактор М.М.Козлов. М.: 1. «Советская энциклопедия». 1985 г. 2. Ленин. Ленинградцы. Ленинград. Альбом. Авторы – составители: Г.Д.Дрейден, 3. Х.Х.Камалов, Н.А.Корнатовский. Издательство «Советский художник. Л., 1967 г. 4. Уроки всемирной истории Кирилла и Мефодия. Новейшее время. 5. Уроки отечественной истории Кирилла и Мефодия. XIX - XX. vSCHOOL/.ru 6. Час Мужества. Стихотворения и рассказы о Великой Отечественной войне. Ред.Р.Е.Данкова. – М.: Оникс. 2007 г. 7. http://www.a-z.ru/women_cd2/4/index.htm - дети в период ВОВ 8. http://www.sergiev-posad.ru/gorod/history/?id=3852 – Война и дети 9. http://www.molodguard.ru/heroes1.htm 10. Великая Отечественная война Советского Союза 1941-1945: Краткая история. — 3-е изд., испр. и доп. — М.: Воениздат, 1984. — 560 с…...

Similar Documents